Услуги
Услуги

Укрупненные перспективы. Урбанизация

Развитие информационных технологий будет оказывать все большее влияние на развитие мегаполисов. Специалисты говорят, что основной вектор движения развития крупных населенных пунктов — поэтапное сокращение вмешательства человека в управление основными городскими процессами и их перевод в цифру. Однако «светлое будущее» эксперты прогнозируют лишь большим городам. Прогнозы по малым населенным пунктам не столь радужны.

Руслан Шагалеев, ведущий специалист по маркетингу «Иннополиса», уверен, что роль городов будет не просто возрастать,— всего через пару десятков лет города вытеснят села и деревни. «Все население планеты будет жить в городах, и это неизбежно. Еще в начале XX века в городах жила только треть жителей Земли. Через 50 лет — уже половина. Своего пика "городская революция" достигла в 2008 году, когда в городах стало жить более 50% жителей Земли. Пройдет еще немного времени, и все население будет жить в больших и маленьких городах. Главной причиной притока людей в город стала работа»,— говорит эксперт. Для управления столь сложной структурой, как мегаполис, будут все чаще призываться новые технологии.

Умный тренд

Татьяна Бочарникова, глава представительства NetApp в России и СНГ, полагает, что сегодняшним ключевым трендом в развитии городской инфраструктуры стали «умные» датчики и камеры — интернет вещей бурными темпами развивается в развитых странах. На 2018 год эксперты IDC оценили объем мирового рынка IoT в $646 млрд, а к 2022 году предрекают его увеличение до $1,2 трлн. Аналитики PwC прогнозируют усиленное расширение интернета вещей и в России: кумулятивный эффект от внедрения IoT-устройств в экономику РФ к 2025 году предвидится размером в 2,8 трлн рублей, причем наибольшее проникновение IoT в нашей стране планируется как раз в транспортных услугах и сегментах «умный город» и «умный дом».

«Стоит отметить, что опыт России сильно отличается от опыта зарубежных участников цифровизации в основном из-за федеративного устройства и огромной протяженности страны. Простой пример: нашу страну в отличие от, например, Гонконга, крайне сложно полностью покрыть сетями 5G из-за географических, климатических и прочих территориальных особенностей»,— замечает госпожа Бочарникова.

Местные особенности будут проявляться и в специфике внедрения «умных технологий». Магомет Яндиев, доцент экономического факультета МГУ им. Ломоносова, полагает, что ключевым трендом, общим для РФ и Европы, является формирование «умной власти» по примеру термина «интернет умных вещей». «Однако содержательное наполнение такой власти (компьютерной программы) будет зависеть от уровня развития демократии в стране. В такой стране, как Россия, "умная власть", то есть принятие государственных управленческих решений в автоматическом порядке, будет иметь с высокой долей вероятности тоталитарный характер, поскольку разработка регламентов будет вестись органами власти без участия гражданского общества, как это фактически делается сейчас. Поэтому высок риск того, что российская власть, которая не любит слушать своих граждан и вряд ли это полюбит даже через двадцать лет, заложит в основу регламентов работы "умной власти" подавление инакомыслия и безропотную исполнительность как норму поведения»,— полон мрачных прогнозов эксперт.

В отрыв

Обширные территории и неразвитая инфраструктура будут способствовать и тому, что расслоение уровня жизни в больших и малых городах станет все более заметно. Российские города-миллионники заняли завидную позицию еще в начале девяностых годов: они сосредоточили в себе весь региональный экономический и производственный потенциал и с тех пор не только не растеряли его, но и приумножили.

Господин Шагалеев уверен, что сегодня мегаполисы в России — это ворота в будущее. «В них строят метро, в них внедряют инновации. В города-миллионники вкладываются инвесторы, в них приезжают туристы, в них растет экономика. В них реализуются федеральные программы. Если малые города России находятся, в лучшем случае, в стагнации, то города-миллионники обнаруживают постоянный рост»,— говорит эксперт.

Секрет успеха мегаполисов кроется, по его мнению, в нескольких аспектах. Во-первых, городские промышленные предприятия перестали быть градообразующими — это приводит к тому, что город уже не так сильно зависит от производства. Во-вторых, быстро растут и развиваются третичный и четвертичный секторы экономики — сфера услуг и сфера образования. Растет экономика — растет плотность населения и увеличивается количество культурных центров, школ, университетов, стадионов. «Сегодня мы видим, что каждый город-миллионник в России стремится стать идеалом постиндустриального города — это значит, что он пытается снизить долю промышленности в экономике и поддержать сферу услуг, образования и медицины. В своих стремлениях российские мегаполисы пытаются успеть за мировыми трендами — иногда это получается, иногда не очень. Тем не менее мы уже сейчас наблюдаем за внедрением инновационных технологий в городскую среду (например, появление беспилотного такси — пока только в "Иннополисе" и "Сколково"), за постепенной автоматизацией повседневных процессов (например, автоматизированные городские парковки) и превращением города в один большой сервис»,— рассуждает господин Шагалеев.

Однако в России более двух третей всех городов — это маленькие города, с населением менее 50 тыс. человек. Сегодня редкий российский город может похвастаться стабильным развитием и сохранением численности населения; число жителей провинции неуклонно снижается — все они уезжают в более крупные населенные пункты, как правило, в мегаполисы. В отличие от мегаполисов, маленькие города до сих пор держатся на одной отрасли или одном градообразующем предприятии — в этом, в частности, причина их вымирания. Эти отрасль или предприятие определяют, где будет работать житель города, как будет развита инфраструктура и даже каким будет менталитет населения.

«Очевидно, что в современных условиях такой город малопривлекателен для жизни — для поддержания жизни ему необходимы развитие малого бизнеса, привлечение инвестиций, улучшение имиджа города и поддержка предприятий, деятельность которых важна именно для этого города»,— рассуждает господин Шагалеев. По его мнению, есть несколько вариантов развития провинциальных городов. Например, усиливать роль малого города как местного центра, который возглавит развитие района. Это обеспечит приток населения из ближайших малонаселенных пунктов. Также стоит усиливать роль малого города как важного структурного элемента в агломерациях городов — например, развивать город как транспортный узел или как место расположения узкоспециализированных производств. Таким образом существуют (и очень успешно) некоторые подмосковные города. Также стоит развивать малые города как памятники исторического и культурного значения, то есть как туристические центры. «Пример — города "Золотого кольца", экономика которых занимает высокие позиции за счет туристов»,— указывает господин Шагалеев.

Ольга Шарыгина, управляющий директор центра развития недвижимости Becar Asset Management, полагает, что в будущем малых городов не останется вовсе: «Совсем маленькие города будут уменьшаться и исчезать со временем. Маленькие города, примыкающие к крупным, будут сливаться с ними (по мере развития проектов КОТ — как это сейчас происходит, например, с Лондоном: все больше окрестностей примыкает к городу и остановит их только вода). Города с градообразующими предприятиями будут заниматься улучшением качества объектов недвижимости — торговли, офисов, жилья. К сожалению, они по-прежнему отстают от городов-миллионников на 15–20 лет».

Магомет Яндиев отмечает, что в России функционирует крайне централизованная модель государственных финансов, при которой вначале все ресурсы по максимуму направляются в федеральный бюджет, а потом распределяются по регионам в качестве всевозможных трансфертов. «Поэтому вектор развития городов-миллионников и малых городов в России будет разный. Первые, имея больше средств, будут развиваться, а вторые, имея существенно меньше ресурсов, постепенно умрут. Соответственно, будет иметь место нарастающая миграция из малых городов и сельской местности в крупные города. В Европе, в отличие от РФ, регионы и даже маленькие города имеют существенно большую долю собственных доходов. Поэтому причин для упадка малых городов там будет немного, в основном из-за сокращения деловой активности местных жителей»,— полагает господин Яндиев.

Децентрализация

Современные мегаполисы мира отмечены исключительной гиперцентрализацией — это значит, что вся деловая и экономическая жизнь большого города сосредоточена в его центре. Отсюда привычное россиянам, разделение на «центр» — где люди работают, отдыхают, развлекаются, делают покупки,— и «спальные районы». И хотя в спальных районах появляется все больше удобств, до сих многие значимые точки на карте располагаются исключительно в центре: университеты, торговые центры, театры, культурные и бизнес-кластеры. Это приводит к неравномерному развитию города: центр опережает прогресс, окраина города — наоборот. Еще одно следствие — пробки и забитый транспорт. В этих условиях трендом развития мегаполисов будущего становится децентрализация. «Некоторые мировые города-миллионники уже начали этот процесс, Москве и Санкт-Петербургу он еще предстоит, про остальные российские миллионники говорить пока рано. Необходимо развивать районы города так, чтобы они превратились в мини-города, пригодные для полноценной и комфортной жизни. Таким образом, мегаполис будущего превращается в гигаполис — агломерацию мегаполиса и мини-городов, объединенных исторически, культурно и экономически»,— рассуждает господин Шагалеев.

Госпожа Шарыгина с ним согласна: «Города-миллионники продолжат стратегию полицентризма — когда в городе развивается не один центр, а несколько, и когда потоки (человеческие, транспортные, финансовые, экономические) также распределяются по нескольким локациям. Вторая тенденция — появление большего числа общественных зон, особенно пешеходных улиц, креативных пространств. Возможно закрытие целых микрорайонов для проезда машин. Производства будут выноситься за пределы города, а высвободившиеся площадки станут новыми зонами редевелопмента (как раз те самые общественные пространства и, конечно, жилье). Появятся новые крупные форматы недвижимости — развлекательные (торговые) центры, гигантские фуд-холлы, отели-гиганты, коливинги. То есть и старые, и свежие форматы будут серьезно укрупняться». Все эти тренды будут актуальны и для России, и для Запада, но Россия будет продолжать отставать, считает госпожа Шарыгина.

Источник: Коммерсантъ

Подписаться на мероприятия