Услуги
Услуги
  • Управление инвестициями
    Услуги дивизиона
    • Digital real estate agency & managment - Dream team
    • NB Management
    • PROEstate - организация мероприятий в сфере недвижимости
    • ARE — обучение девелопменту и управлению недвижимостью
  • Управление объектами
    Услуги дивизиона
    • Property Management
    • Техническая эксплуатация
    • Технический консалтинг
    • Дата-центры
    • Энергоэффективность
  • Управление проектами
    Услуги дивизиона
    • Идеи и оценка проектов
    • Проектирование, дизайн и архитектура
    • Fee девелопмент и управление проектами
    • Строительство, реконструкция, капитальный ремонт
    • IT и Digital проекты
2 Апреля 2019

Нешуточные потери. Во сколько обходится Петербургу волна эвакуаций

Петербург переживает очередную волну эвакуаций из–за лжеминирований. Ежедневно поступают десятки сообщений, почти все — из–за границы. Трафик торговых центров в дни "минирования", по оценкам брокеров, может падать на 20%. Как ранее сообщали СМИ, МВД оценило ущерб от этих действий в полмиллиарда рублей в месяц. "ДП" подсчитал, кто и сколько теряет из–за телефонных террористов.

Спустя 2 года после теракта в метро Петербург переживает уже не первый всплеск телефонного терроризма с ложными сообщениями о минировании различных учреждений.

Торговые и бизнес–центры не спешат называть реальный ущерб от постоянных эвакуаций, лишь сухо рапортуют о мерах безопасности. "В соответствии с инструкциями по противодействию терроризму при поступлении сообщений о минировании БЦ весь находившийся в них персонал эвакуировался", — сообщили в БЦ "Лахта". По данным брокеров, убытки пропорциональны прерванному времени торговой сессии и зависят от времени суток. "Чем раньше это происходит, тем вероятнее, что потери коснутся всего рабочего дня. Даже после проверки и открытия ТЦ наполняемость остается низкой: потенциальные покупатели свои планы на день уже изменили", — говорит Андрей Малогин, технический директор Becar Asset Management.

Например, в феврале 2019–го эвакуировали три объекта в управлении у Colliers International: ТРК "ПИК", "Адмирал" и ТК "Озерки". "Трафик объектов в день эвакуации падает минимум на 20%. Это зависит в том числе и от времени на эвакуацию, инспектирование объекта и его последующее открытие. Отток посетителей в результате эвакуации влечет за собой пропорциональное снижение товарооборота арендаторов", — рассказала Екатерина Аридова, исполнительный директор департамента управления недвижимостью Colliers International по России.

Имиджевые потери

По словам экспертов, единичные эвакуации вряд ли серьезно влияют на выручку торговых центров, однако систематические атаки — другое дело. Например, в конце марта торговые центры холдинга "Адамант" в разных районах Петербурга телефонные хулиганы атаковали целую неделю, в связи с чем из ТРЦ неоднократно эвакуировали персонал и покупателей. Сообщения о минированиях коснулись ТРЦ "Международный", "Континента" на пр. Стачек, на Байконурской ул. и пр. "Ущерб посчитать довольно сложно, но в случае с эвакуациями он не настолько важен, поскольку безопасность посетителей всегда была и остается основным приоритетом для нас", — ответили "ДП" в холдинге.

"За счет таких проверок бизнес может потерять в среднем 20–30% дневной выручки, потому что речь идет как о прямых потерях, так и о косвенных. Прямые потери — это ограничение доступа в помещения сотрудников и клиентов. Косвенные связаны с репутационными рисками: люди, увидев в магазине проверяющие органы или узнав о минировании, в дальнейшем могут посчитать объект недостаточно безопасным и отдать предпочтение другому магазину", — рассказала Анна Лапченко, руководитель отдела торговой недвижимости Knight Frank St. Petersburg.

Заложниками ситуации становятся не только торговые центры, но и их арендаторы. По словам предпринимателей, обычно проверки занимают весь рабочий день.

"Все проверки, как правило, длятся сутки. В своих фитнес–клубах мы стараемся делать вид, что ничего не происходит, — говорит Ирина Посникова, директор сети Fitness Нouse. — Несем убытки, но все равно сделать с этим ничего не можем, поэтому даже не пытаемся их подсчитать. На эвакуации клиенты реагируют спокойно, но некоторые не понимают, что фитнес–клуб закрыт из–за внешних факторов: просят продлить абонемент на срок закрытия. Наш ущерб в том, что приходится продлевать. Амортизация наших клубов увеличивается. Но это носит не массовый характер, к счастью". В марте был эвакуирован ТРК "РИО" на ул. Фучика, а в феврале — ТРК "Капитолий" на Коломяжском пр. В обоих торговых центрах работают клубы Fitness Нouse.

Тянутся к высокому

Из учреждений культуры "минированиям" в последнее время подвергались Российская национальная библиотека, Этнографический музей, Мариинский театр. Эвакуировали также Эрмитаж, музейный комплекс "Россия — моя история" и музей Ахматовой, а также Новую Голландию.

Дешевле всех отделался Русский музей: там сообщили "ДП", что прямых расходов не понесли, поскольку сообщение о минировании пришло вечером, незадолго до закрытия касс.

А вот музейному комплексу "Россия — моя история", в который саперы выехали 16 февраля, судьба не улыбнулась. Там рассказали, что тревожное известие поступило вскоре после полудня. Эвакуировать пришлось 107 посетителей и 26 сотрудников учреждения. Музей приостановил свою работу приблизительно на 2,5 часа. Стоимость билетов варьируется от 50 до 250 рублей, есть и бесплатные льготные билеты. "Если брать средние показатели, то потери составили около 15 тыс. рублей", — подсчитали в учреждении.

Куда больший ущерб могла понести Мариинка, где 17 февраля были "заминированы" обе сцены театра. На исторической сцене пришлось прервать дневной спектакль "Руслан и Людмила", на современной — дневной балет. После этого инцидента в театре усилили меры безопасности. "Принятые меры позволяют существенно минимизировать время на проверку зданий и обеспечивают максимально возможную безопасность сотрудников и зрителей", — сообщили "ДП" в театре.

Убытки в театре не прокомментировали, но известно, что зрителям позволили вернуть билеты. Стоимость билетов на дневные воскресные балеты варьируется от 2 тыс. до 8 тыс. рублей. Вместимость новой сцены — 2 тыс. мест, старой — 1,1 тыс. мест. Если принять среднюю стоимость билета за 4 тыс. рублей, усредненные убытки могли достигнуть 12,4 млн рублей.

Эрмитаж минировали 2 дня подряд: утром 21–го (открытие было задержано) и 22 марта (посетители были эвакуированы на несколько часов). В музее сообщили, что билеты эвакуированных посетителей будут действительны в любой день (полная стоимость билета — 700 рублей). Директор учреждения Михаил Пиотровский воздержался от телефонных комментариев по поводу экономического ущерба.

Эвакуация в сарай

Не везет и Новой Голландии. "Это у нас третий раз", — посетовал в комментарии "ДП" представитель компании–инвестора Millhouse Джон Манн после очередной эвакуации 22 марта. По сообщению пресс–службы парка, посетителям, купившим билеты на каток, разрешали прийти покататься в другой день.

Теряют копейку и в малых музеях. 29 января телефонные террористы минировали музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме. Директор музея Нина Попова рассказала "ДП", что это был День памяти Иосифа Бродского, когда планировалось показать посвященный поэту фильм. Фильм все равно показали: посетителей эвакуировали в расположенную в саду галерею "Сарай". "Восстановление нормального режима работы музея заняло 2,5 часа. Финансовая потеря — возвращенные в кассу два билета", — добавила наша собеседница. Взрослый билет стоит 120 рублей, таким образом, потери этого сравнительно небольшого музея могли достигнуть 240 рублей.

Возмездие на 29 тыс.

Как сообщила "ДП" глава Объединенной пресс–службы судов Санкт–Петербурга Дарья Лебедева, в 2018 году судами было рассмотрено 32 уголовных дела, возбужденных по ст. 207 УК (заведомо ложное сообщение об акте терроризма). При этом только в 15 случаях пострадавшими были юридические лица, среди которых 76–й отдел полиции, аэропорт Пулково, клуб "Зодиак", ТРЦ "Июнь", магазины торговой сети "Пятерочка" и метрополитен Санкт–Петербурга. "Гражданский иск был заявлен только в одном случае, касающемся станции метро "Невский проспект — 1" ГУП "Петербургский метрополитен" — предприятию был причинен ущерб в размере 29,52 тыс. рублей. Иск удовлетворен в полном объеме", — уточнила Дарья Лебедева.

За 2018 год в связи с обнаружением бесхозных предметов (в том числе по поступившим анонимным звонкам о минировании) и, как следствие, закрытием станций для пассажиров ГУП "Петербургский метрополитен" недополучено доходов на сумму свыше 25 млн рублей. В среднем каждый инцидент оценивается в части недополученных доходов в размере около 18,8 тыс. рублей.

ЮЛИЯ ШАВЕЛЬ

пресс–секретарь ГУП "Петербургский метрополитен"

Кажется, что самый очевидный вариант получить компенсацию — подача иска к "телефонному террористу". Суд имеет все основания взыскать с него убытки — и такие примеры есть. Однако этот вариант действий может оказаться бесперспективным, если звонивший находится за рубежом. Арендодатель вправе добиваться взыскания компенсации упущенной выгоды в размере неоплаченной арендной платы. Но арендная плата составляет лишь небольшую часть убытков арендатора, ведь основным последствием простоя будет неполученная прибыль.

АЛЕКСЕЙ НИКИТИН

партнер и руководитель практики "Сделки и корпоративное право" юридической фирмы "Борениус"


У меня есть восьмилетний крестник. Мальчик любит кино, и периодически я как крестный вожу его на детские фильмы. В кинотеатре я даю ему возможность самому выбрать места, где мы будем сидеть. Правда, с одним условием. Предварительно, осмотрев план зала, я выясняю, где располагается выход.

Наши места должны находиться рядом с ним. Крестник каждый раз обижается — он хочет места в середине. Когда мы уже находимся в зале, я рассматриваю людей и думаю: "Вот мама с двумя детьми. Сидят в середине ряда. Если — не дай бог! — случится какое–то ЧП, как они будут выбираться?"

Возможно, кто–то из моих друзей скажет, что я пересмотрел ужастиков. Та же франшиза "Пункт назначения" очень живо показала, как смерть может подобраться к тебе в кинотеатре или торговом центре. И как сложно будет ее избежать.

Коллеги, понимающе ухмыльнувшись, спишут мой выбор на профдеформацию: слишком долго я писал о преступлениях.Однако я, не оспаривая ни первое предположение, ни второе, выдвину свое. Все очень просто: я представляю, как какой–нибудь великовозрастный оболтус решит поразвлечься, или отомстить, или… (подставьте необходимую причину) и позвонит в этот торгово–развлекательный центр с сообщением: "В ТРК находится бомба". И вряд ли можно сказать, что подобный звонок в Петербурге редкость или вообще невозможен. Вовсе нет, скорее, подобное явление становится неотъемлемой частью нашей жизни.

Люди таким образом "шутят", совершенно не задумываясь о последствиях своих действий. И можно ли к таким вещам отнестись снисходительно?На этой неделе в Петербурге стартовал громкий судебный процесс. Военные судьи рассматривают уголовное дело 11 предполагаемых террористов, причастных, по версии следствия, к взрыву в нашей подземке.

Два года назад на перегоне между станциями метро "Технологический институт" и "Сенная площадь" террорист–смертник подорвал себя в вагоне поезда. Печальным итогом этой акции стали 15 погибших и более сотни пострадавших. При этом вряд ли кто–то подсчитал, сколько еще человек в разных уголках мира, имеющих родных, друзей или знакомых в Северной столице, пережили как минимум сильнейший стресс: пугает сильнее всего неизвестность.

Вчера прогремел взрыв в Академии им. Можайского, причины его выясняются.

Для меня лжеминеры стоят на одной ступени с теми, кто совершил теракт в петербургской подземке. И первые, и вторые вносят свою лепту в создание стрессовых ситуаций, нагнетании тревожной обстановки и — фактически — терроризируют нас с вами.


Подписаться на мероприятия